Все за и против переброски стока сибирских рек в Среднюю Азию

На днях мэр Москвы Лужков презентовал книгу «Вода и мир», в которой автор пытается вернуть к жизни грандиозный проект советской эпохи — переброски стока сибирских рек в Среднюю Азию.

Лужков и Обь
Впервые идея переброски стока сибирских рек в Среднюю Азию была озвучена Демченко в книге «О наводнении Арало-Каспийской низменности для улучшения климата прилежащих стран» (1871). Далее идея была подхвачена в 1948 году Обручевым.

В 60-е годы прошлого века появилось ряд проектов, реализацией которых занялись известные учёные мужи страны Советов. Реализация первого проекта была направлена на стабилизацию уровня воды Каспийского моря (в 60-е годы море мелело). Для выполнения этой цели планировалось перегородить Северную Двину в устье близ Архангельска и направить её воды в реку Волга, которая бы в итоге и «подпитала» Каспий. В 70-е годы по каким-то причинам уровень Каспийского моря вдруг стал расти, и проект положили на полку.

Переброска речного стока Сибирских рек в Среднюю Азию На смену этого проекта пришли другие не менее масштабные идеи. В частности учёных и политиков беспокоила аридизация климата Средней Азии и высыхающее Аральское море, что в итоге могло поставить крест на сельском хозяйстве Узбекистана и ряда регионов Казахстана.

Для борьбы с иссушением климата Средней Азии в СССР возникли идеи переброски воды из «водоизбыточных» регионов России на юг, в Аральское море. Проект после своей реализации должен был превратить Среднюю Азию в благодатный сельскохозяйственный регион с субтропическим климатом.

Существовало два варианта реализации поставленной задачи. Первый вариант предполагал переброску 32 (±5) км3 воды из Оби близ Ханты-Мансийска вверх по руслу Оби до устья Иртыша и далее вверх по реке Тобол до Тургайского прогиба. Затем вода поступала бы через русло пересыхающей реки Тургай в бассейн Сырдарьи, а далее, при желании, и в Ургенч на Амударье. Для реализации этого проекта необходимо было прорыть канал длинной 2555 километров, шириной 200-300 метров, глубиной 15-16 метров и пропускной способностью 1150 м3/сек воды. Главную сложность в реализации этого проекта представляет водораздел Западно-Сибирской равнины и Северного Приаралья, через который придётся прокачивать воду мощными насосами. По проведённым в Советское время расчётам для работы этих насосов потребуется в год столько же электроэнергии сколько и целому городу Москва. За водворение в жизнь этого проекта и выступает Юрий Лужков в своей книге «Вода и мир».

В Советские времена существовал и «усеченный» вариант этого проекта, согласно которому переброска воды планировалась прямо от устья Тобола.

Зачем?

Реализация любого проекта, тем более такого грандиозного, должна сопровождаться весомой аргументацией. Итак, перечислим основные плюсы реализации этого проекта.

1. Нуждающиеся в воде города и сельское хозяйство Узбекистана, Казахстана, а также ряда областей России (Омская, Челябинская, Курганская) получат долгожданну воду, что благоприятно скажется на их экономическом развитии.

По мнению Лужкова проект позволит в одной только России вовлечь в сельскохозяйственный оборот 1,5 миллионов гектаров плодородных земель, создать тысячи рабочих мест, запустить сотни промышленных предприятий и научных учреждений. Проект создаст предпосылки для решения многочисленных экологических проблем Аральского моря.

2. Мировой рынок пресной воды бурно развивается, цена на воду постоянно растёт, а это значит, что разработка проекта переброски воды в Среднюю Азию может принести значительную прибыль России.

3. В Советские времена реализаторы проекта переброски стока рек рассчитывали только на положительный экономический эффект для сельскохозяйственной отрасли Средней Азии. Сейчас этот проект приобретает геополитическую окраску. В случае его водворения в жизнь, Россия укрепит свои экономические и геополитические позиции в Средней Азии.

О геополитической важности рычага потенциальной нехватки водных ресурсов в этом регионе уже «пронюхали» на Западе. Так Всемирный банк реконструкции и развития уже выделил деньги на изучение возможности переброски воды из Индийской реки Ганг в Среднюю Азию. Если этот проект будет осуществлён, Средняя Азия может оказаться в сфере политического влияния Запада.

4. По расчётам некоторых учёных глобальные климатические изменения будут сопровождаться увеличением стока Сибирских рек («водоизбыточность» Сибири возрастёт) и усилением пагубных речных паводков. Всё это будет происходить наряду с аридизацией (иссушением) в Средней Азии, а значит проект переброски воды на юг – это прекрасная возможность одним выстрелом убить сразу двух зайцев.

5. Не только одна аридизация, происходящая вследствие глобальных климатических изменений угрожает Средней Азии. Большие проблемы могут прийти с юга.
Когда Афганистан после изнурительных войн встанет на ноги, промышленности и сельскому хозяйству этой страны потребуется много воды. Афганистан будет брать воду Амударьи. По международным соглашениям допускается отвод для своих нужд до половины всего речного стока реки, протекающей по территории той или иной страны. Японцы уже разрабатывают проект по отводу из Амударьи 10км3 воды в год для нужд развивающего Афганистана. Нетрудно представить, что ожидает Узбекистан. Запасы пресной воды этой страны могут сократиться в два раза. Это значит, что жителей Узбекистана ждёт очередная экологическая катастрофа. В последние десятилетия из-за нехватки воды в Узбекистане 150 тысяч человек уже было вынуждено сменить место жительства.
Аналогичная ситуация с Китаем, который сейчас активно строит канал для отвода воды из Иртыша для нужд Синьцзян Уйгурского автономного района. Ожидается, что Китай для своих нужд ежегодно будет перебрасывать из Иртыша до 6км3 воды. Главными «жертвами» Китайской «жажды» будут Казахстан и Россия по территории, которых протекает Иртыш.
Таким образом, в Средней Азии может сложиться такая ситуация, что реализация проекта по переброске стока Сибирских рек на юг будет просто необходима.

А может всё-таки не надо?

Теперь перечислим основные доводы, которые могут помешать или отсрочить реализацию проекта.

1. Высокая стоимость работ. По сей день, нет точных экономических расчётов стоимости реализации проекта. Тоже самое касается и платёжеспособности импортёров воды. Будут ли готовы страны Средней Азии платить за воду?

2. Невозможно полностью оценить экологический ущерб.
Уменьшение стока Оби, вследствие отвода части стока на юг, будет сопровождаться увеличением солёности воды в устье, что вызовет уменьшение площади нерестилищ ценных промысловых рыб.
В процессе реализации проекта будут затоплены поймы некоторых рек.
Воды сибирских рек несут с юга на север тепло, если северный сток рек уменьшится, то, по некоторым расчётам, границы климатических сместятся к югу на 50 километров (станет холоднее), что изменит ареалы обитания многих живых организмов.
Некоторые учёные считают, что переброска речного стока сибирских рек может вызвать заболачивание и засоление некоторых районов Средней Азии.
Список возможных экологических угроз можно продолжать сколько угодно долго. О многих угрозах мы даже не подозреваем.

3. Потребуется большое количество электроэнергии для переброски такого количества воды на юг. По предварительным оценкам электронасосы будут тратить в год столько же электроэнергии, сколько и город Москва.

4. Реализация такого масштабного проекта в итоге лишь отсрочит водный кризис в Средней Азии. Российская вода вызовет рост сельскохозяйственного и промышленного производства в Средней Азии, что будет сопровождаться ростом численности населения. Это значит, что вскоре опять будет ощущаться нехватка воды и будет необходимо вновь изыскивать необходимые ресурсы воды.

5. В Средней Азии имеются значительные резервы пресной воды, которые используются нерационально. Поэтому главной альтернативой реализации масштабного проекта по переброске стока речных вод является рациональное использование воды. Среднестатистический житель Ташкента в день тратит 530 литров воды, что вдвое больше, чем среднестатистический житель многих столиц мира. То же самое касается сельского хозяйства – огромное количество воды расходуется впустую. Так в Узбекистане из 55 км3 воды, используемой для орошения, только половина доходит до сельскохозяйственных полей. В Средней Азии 90% всех оросительных каналов с земляными стенками. Если забетонировать все эти каналы, то потери воды на орошение снизятся в 5 раз.

Вообщем, проект весьма спорный. Над его реализацией пока ещё думать рано. На первом этапе для предотвращения водного кризиса странам Средней Азии необходимо научиться более рационально использовать свои водные ресурсы.

Тем не менее, России не стоит забывать, что в будущем водные ресурсы, как и углеводороды, могут стать очередной игрушкой в руках западных политиков. Нет никаких гарантий, что через 20-50 лет очередной «засланец» США, «раскатывая» по Средней Азии, будет «пробивать» стратегически-важные для своей страны водопроводы.

А.В. Егошин

(Visited 1 850 times, 1 visits today)
Источник: www.priroda.su
Все за и против переброски стока сибирских рек в Среднюю Азию
5 (100%) 1 балл[ов]



Alexey

Любитель природы во всех её проявлениях.